perebeia: (Default)
Пока я тут посудку расставляю, вот ТУТ и ТУТ мой б. муж и родитель Мити с Машей написал замечательные мемуары об уфимских школах и учителях. Поскольку мы кончали с ним одну школу, и друзья, учившиеся в других школах наши общие, я просто пребываю в светлой ностальгии. И пишет он по-моему замечательно, не забыл свою первую профессию журналиста:) Просто хочется погрузиться в воспоминания и писать о том, как все в Уфе переплетено как ни в одном городе, какой она тесный миллионный город, где кажется все друг друга знают. Но некогда пока, завтра привезут часть барахла моего, надо полочки и стеклышки в шкафе протирать:)
perebeia: (Default)
СТАТЬЯ ПРО МОЕГО СВЕКРА

Вот даже ясно вижу, с каким выражентием лица он бы это читал:)
perebeia: (Default)
Смотрю на свои новые серо-голубые ботиночки и смутно что-то шевелится в памяти. Вспомнила наконец. У меня были точно такие же в 86 году, только немецкие, а не бразильские. И немецкий же голубой шикарный дорогущий плащ, купленный в уцененке, потому что на нем было пятнышко, которое отошло бесследно, стоило потереть. А уцененка была в подвальчике на остановке Спортивная, мы с мамой его там покупали. И вот я в этих ботиночках и плаще, на голове газовая голубенькая косыночка, в которую Машиных кукол наряжали, а она ее не помнит, иду в сереньком рассвете в 20х числах апреля 86 года. Температура плюсовая, журчат ручьи, но снегу еще полно. Поскольку я лечу в Гагры, а возвращаться мне в мае, а в Гагре уже все цветет, я решила пробежаться по снежку в ботиночках и плаще, чтобы не тащить сапоги и пальто. В руке у меня желтый чемодан, на душе тоска, и мне кажется, что в чемодане не легкие платья и купальник, а моя тоска, полный чемодан. Одна жизнь кончилась безвозвратно, что ждет в новой неизвестно. И я думаю - зачем я еду, какая разница, где тосковать. Но там хоть солнце и море.

И вот наш самолет приземляется в аэропорту города Адлер. Температура за бортом -8 градусов, объявляет стюардесса. Я не верю. Даже когда с трапа вижу цветущие пальмы под шапкой снега. И привычный для моего отпуска у моря говорок кругом - старожилы такого не помнят. И так я и стучала зубами там до самого отъезда в своем плащишке. Жара началась в день отъезда. Но это неважно. Тоску-то свою я там оставила. Но почему-то помню, что лежало в чемодане.
perebeia: (Default)


Сначала мы проехали Бугуруслан, где родилась моя мама, потом Самару, где родилась моя бабушка, где вышла замуж прабабушка, где овдовела прапрабабушка, и я проехала по следам моей семьи в обратном порядке, к истокам. И думала о всех этих жизнях моих предков, которые были не напрасными, нужными, неважно, в бедности они прошли или в богатстве, в почете или безвестности. И я везу их всех с собой, в памяти, в старых фотографиях и записках, везу ваши старые платочки и почетные грамоты, вязанные вами салфетки из катушечных ниток и полуистлевшие метрики. Это драгоценности нашей семьи:)

А истоки наши несомненно тут, на Украине. Искусствовед, которая делала экспертизу иконы, говорит, что она украинского пиьма. Вот ужо в Москве выясню окончательно весной. К счастью она не представляет художественной ценности, но дать разрешение на выезд отказались и в Нижнем,и в Екатеринбурге, не решились просто. Но сказали, что в Москве дадут. Хорошо что Ирина Николаевна оказалась просто ангелом, и родом еще с Украины. Сама обзвонила всех и там и там, а то зря бы я рассылала письма или ездила даже. И не взяла ни копейки ни в какую! Три дня возилась с моей иконой, два раза ко мне только приезжала. И еще она сказала, что венцы скорее всего позже дорисованы, и униатами. Неужто у нас и греко-католики в роду были?

и еще дорожная картинка

perebeia: (Default)
Решила нарядиться на новый год лисой. А что в самом деле. Вечно в детстве снежинкой была на утренниках. Никогда мне никаких даже вторых ролей не давали, только кордебалет в марлевой юбочке. Уж Снегуркой я и не мечтала конечно, куда там. Но каждый год надеялась, что может хоть лисой назначат. И ни фига. Даже заячих ушей не выдали ни разу. А я так хотела хвост лисий поносить. Мечты должны сбываться. Что ж я, так и помру, ничего кроме марлевой юбочки не видамши. Буду лисой и все тут.
perebeia: (Default)
Это мамина записная книжка от 2 до 5



Из той же книжечки:

- Мама, расскажи кино, которое вы видели с папой

- Оно не детское, ты не поймешь, там сплошная любовь

- Я знаю что такое любовь!

- И что же это такое?

- Это когда папа тебя обнимает, а ты ему говоришь: ах, оставь меня в покое!

И еще про любовь

- Мама, я видела радостный для тебя сон, как будто мы прогнали папу из дома!

- Ну какой же это радостный, наоборот

- Нет, радостный, я же знаю, что ты его давно не любишь

Не подумайте чего, мои родители очень любили друг друга до самой смерти, я всегда была фантазеркой:)
perebeia: (Default)


Машино сочинение и Митин дневник

Read more... )
perebeia: (Default)


Неотправленное письмо в Маскву

Read more... )
perebeia: (Default)


Это записка переданная из сада с родителями в город:)

Под катом записка от сына в некотором роде историческая

Read more... )
perebeia: (Default)


Это фото царевны Будур из фильма про Аладдина висело у меня на стенке в юности и все спрашивали, кто меня так хорошо снял. Поскольку у меня нет ни одного приличного фото в молодости, я его сохранила и даже повезу с собой:)
perebeia: (Default)


Это 85 год насколько я помню. Раз апрель - видимо с Нелькой пообедали. За 16 рубчиков всего. Ах, как мы с ней славно тогда обедали, сколько спектаклей посмотрели! А какая холодная весна стояла, потому и водки столько взяли:) А как со Спатаром паленку в подъезде пили во избежание пневмонии после шопинга по бермудскому треугольнику, и колбасу пилкой для ногтей резали. Нет, дорогие мои, совсем не скучно мы жили в советское время.

А это счет за гостиницу, уже в перестроечное, но еще советское время. Причем за залитый розовым шампанским потолок ничего не взяли. Это мы свадьбу Машину там праздновали. Не в номере конечно, в ресторане. В номерах гости иногородние жили. Ну и номеру досталось:)

Read more... )
perebeia: (Default)
Разбиря архивы



Все вам советская власть плохая. Рупь семьдесят! Хотя достать туда билет тогда было совершенно невозможно. Там были одни иностранцы, не знаю уж, почем им билет продавали. И даже на галерке, где мы сидили, с нами были польские студенты и никого русского. Ну а ниже дамы в декольте и колье и мужики чуть не во фраках. Ясное дело не наши обкомовские тетки прокуренные и не пролетарии.

А слушали мы вот что! Завидуйте! Это был премьерный спектакль!

Read more... )
perebeia: (Default)
Еще в Тернополе есть большое озеро



Одна моя унылая сослуживица попала по распределению в Тернополь. Не проходило и дня, чтобы она не сказала: когда я работала в Тернополе, когда я жила в Тернополе и т.п. Поскольку и вид, и интонации, и настроение у нее всегда были ровно унылыми, я так и не поняла, радовалась ли она своей жизни в Тернополе или наоборот. Но Старого млына тогда точно там не было. Самое интересное, что моя безумная начальница обожала эту сотрудницу, звала ее Верочка и всем ставила в пример. Назвать ее Верочкой, все равно что скажем Фанни Каплан Фанечкой или Кабаниху Марфушей. А ей ее унылость казалась видимо образцом женственности. Самое интересное, что и муж эту Верочку очень любил, самая счастливая жена была из всех нас красавиц и умниц. Фиг его знает, может так и надо было, сидеть с грустно-унылым видом и молчать, изредка изрекая - когда я работала в Тернополе... и начальство, и муж носили бы тебя на руках?

Ну ладно, все это уже неважно, в Тернополе я тоже побывала. Пообедала, погуляла у озера, выкурила пару сигарет - можно поставить еще флажок на карте. И рассказывать - когда я была в Тернополе...

Еще пара снимков

Read more... )
perebeia: (Default)
В доме дяди Самуила, в Симеизе. Мы долго примеривались, где был этот дом, у которого я снята с бабой Гутой и двоюродным братом.



Вот это место.

Read more... )
perebeia: (Default)
Все ГКЧП вспоминают опять, прямо народная традиция. А мне тоже запомнилось - мама первый раз матом выругалась. Мы-то в саду были, самый сбор урожая, уродилось все в тот год очень хорошо помню. Еле доперли. И скорее родителям звонить докладывать, сколько ведер чего привезли. Там у нас ни телека ни радио. Соседей по деревне вся эта возня не настолько взволновала, чтоб по деревне бегать и обсуждать, пора заготовочная самая. Радостно рапортую, и вдруг мама мне: какие, ..., 10 ведер помидор, ты телевизор включи, Горбачева сняли! Я так и села. А как глянула на эти рожи и репортажи в духе брежневских времен, в Багдаде все спокойно и граждане все как один поддерживают, такая тошнота к горлу подступила... и сами собой мысли в голове понеслись: надо было драть отсюда пока можно... опоздала... детей загубила...не прощу себе... И как бы я ни отдавала должное всему хорошему, что было в мои советские времена - вернуться туда я не хочу и не захочу никогда. Как тот мужик в Окне в Париж. Умиляться и ностальгировать буду, но если окажусь перед ободранной клеенчатой дверью в прошлое реально - убегу без памяти. Вот от одних только этих коммунистических суконных рыл отовсюду глядящих.

На морской экскурсии мимо горбачевской дачи нам рассказали, как эту дачу строили, со слов очевидцев и участников. Как три раза крышу перекрывали: сначала архитектору не понравилось, потом Раисе Максимовне. Как вырубили реликтовый можжевельник и повелели привезти из Никитского ценные деревья не ниже 10м, чтоб тенечек был. А они не приживались естественно, корчевали и снгва везли и сажали. Как деньги везли чуть не грузовиками на все это. В то самое время, когда мы картонную колбасу и мыло по талонам в давку. И рали чего это все? Чтобы потом обосраться со страху в этом Форосе в тени ценных пород деревьев? И пусть ему Элтон Джон гимны поет, в Крыму он запомнился именно этим.

А я тоже перетряслась. Маша-то в Москве была. Звонит успокаивает, а сама трубку зажимала, чтоб не слышно было, что танки мимо идут. Даже вспоминать не могу до сих пор. Хорошо, что не знала тогда, что они оборонять пошли. То есть догадывалась конечно, но до конца надеялась что нет.
perebeia: (Default)
Мимо этой клумбы я 20 лет ходила на работу. Так надоела...все думала, сколько лет пройдет, пока я стану вспоминать ее с ностальгией. Семи лет оказалось недостаточно пока.



А в этом доме был Машин детсад. Вот за той зеленой дверью, где дружба народов теперь. Это ностальгическое место. За дверью та же лестница, по которой Маша осторожно спускалась ко мне. И Митя туда недолго ходил. Это такое настоящее место и настоящее время было, что кажется можно туда вернуться, оно никуда не могло деться. Стереть все случайное, суетливое и неважное, что было потом, и вплотную приблизишься. И Маша спустится с лестницы в зеленом фланелевом платьице, которое я сшила на колнеке, и я спрошу ее, что было на обед и не промочила ли она ноги на прогулке.

А еще в этом доме был косметический салон, я туда ходила. И Машу с собой брала иногда. И просила ее не смеяться и не смешить меня, пока не высохнет маска, чтобы не потрескалась. Маша терпела, но однажды не выдержала и сказала, что я похожа на Ольгу Форш. Я еще не поняла почему, но уже хохотала. Потом дошло - роман у нее был, Одеты камнем назывался.

Read more... )
perebeia: (Default)
Восплачем, друзья и подруги моей юности, это все, что от нее осталось.



Внутри
Read more... )
perebeia: (Default)
Продолжение. Начало тут

Все свои мемуары я писала с чувством, будто все происходило совсем недавно, даже детство. И вот только вчера щелкнул какой-то тумблер в башке и я осознала, как давно живу. И даже первый внук родился 19 лет назад. Мне тогда исполнилось 40. И мужу 30:) Но никаких страхов ах как это я уже бабушка не испытывала. Абсолютно. Помню только, как позвонила Маша и спросила, готова ли я стать бабушкой. И меня затопила радость, один из тех моментов, когда плачут от радости. И ни про какие как теперь учеба, и где жить и чем кормить я тоже не думала, совсем. Все потонуло в радости. И я уверена, что это единственно правильная реакция на такое событие. Наверное, разумнее сначала позаботиться о крыше над головой, об образовании, о том, на что покупать памперсы и игрушки. Теперь чаще так поступают. Но памперсы тогда были еще редкостью, так что о них еще не думалось. Поколение моих родителей начинало свою семейную жизнь в крошечных комнатках с железной койкой и ящиком вместо обеденного стола. Это еще в лучшем случае. И доживали до золотых свадеб. И детство у нас было счастливым, пусть и без памперсов и лего. Но про детство я уже написала. А теперь я сжимаю трубку с Машиным голосом и плачу от радости. Потому что Маша станет мамой, наступает главный момент в ее жизни. И я это переживу вместе с ней. И потому что она приедет рожать домой, и мы долго будем вместе. И малыш…и выбирать имя, покупать ванночки-распашонки.. . и все это одна радость. Нет, ничто меня не тревожило и не напрягало.

Ожидание было короче, чем положено. Нет, Ваня родился в срок. Не спрашивайте, как это вышло. Мы не виноваты:) Не просто два врача, два наших лучших профессора глядели и ничего вовремя не поняли:) Это уж Маша в своих мемуарах напишет, когда дозреет. Маша с Витей заканчивали семестр, сдавали сессию, а мы с моим Витей вили им гнездышко как могли. Освободили большую комнату, переставили свои старые мебеля и все такое. Будущие прабабушка и прадедушка ахали и волновались и готовились нянчить.

Read more... )

September 2012

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 1819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 22nd, 2017 02:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios